Главная
  Программа "МКБ"
  Новости
  Справочник
  Рестриктазы
  Методы
  Растворы
  Расчеты
  Обзоры
  Обучение
  Ссылки
  Скачать сайт
  Написать письмо
  О проекте

  
  
Результаты конкурса РАН по программе Президиума РАН "Физико-Химическая Биология".

 Информационное письмо.
 Статья академика РАН Георгиева Г.П. (координатора программы).
 Информация по всем заявкам, поданным на конкурс.


Информационное письмо.

     Президиум Российской академии наук объявил конкурс на получение финансовой поддержки (грантов) для выполнения российскими учеными секции физико-химической биологии Отделения биологических наук РАН, расположенных в Центральном регионе Российской Федерации, научных исследований по следующим областям знаний: молекулярной и клеточной биологии, молекулярной генетики, а также молекулярной медицине и биотехнологии.

Объявлялось проведение следующих видов конкурсов:
1. фундаментальных исследований в физико-химической биологии (15 грантов);
2. социально ориентированных фундаментальных исследований в физико-химической биологии (15 грантов);
3. для новых групп, созданных в подразделениях секции ФХБ (10 грантов).

Объявление, правила оформления и формы подачи заявок на конкурсы № 1, № 2 и № 3 начинали действовать с 1 сентября 2002 года.

К конкурсу не допускались:
1. проекты, оформленные не по правилам;
2. проекты, представленные по факсу или по электронной почте без печатной версии;
3. проекты, поступившие в Секретариат программы после объявленного срока подачи заявок на конкурс.

Заявка по каждому из конкурсов подавалась обязательно в двух видах - печатном (6 экз.) и электронном на дискете, причем печатный вариант должен быть полностью идентичен электронному, кроме "Дополнения к заявке".

Срок подачи заявок на конкурс до 15 ноября 2002 г. 17:00 московского времени (включительно).

В информационном письме на имя директора Института Секции физико-химической биологии Отделения биологических наук РАН содержалась просьба довести до сведения: (1) всех руководителей подразделений Института; (2) возможных претендентов на образование новых групп; и (3) лиц, уехавших из Института за рубеж, успешно там работающих, но, возможно, желающих вернуться в Россию.

Допускалось образование временных научных коллективов (ВНК) на следующих условиях:
1. участники объединены общей тематикой и совместными публикациями;
2. основное место работы сотрудников ВНК - учреждения РАН;
3. количество - не более 10 чел.



Результаты конкурса РАН по программе Президиума
РАН "Физико-Химическая Биология"
(Новая инициатива Президиума Российской Академии наук).
Академик РАН Г.П. Георгиев (координатор программы)

     В 2002-2003 гг. в Российской академии наук был начат первый эксперимент по избирательной поддержке наиболее сильных и дееспособных научных подразделений Институтов РАН, чтобы хоть как-то приблизить условия в них к уровню условий в западных лабораториях. Основная идея адресной поддержки заключалась в том, чтобы профинансировать исследования не в Институтах в целом, а в тех подразделениях этих Институтов, которые уже доказали свою жизнеспособность даже в тяжелых условиях "финансового голода", организованного в 90-е годы тогдашним руководством страны. В значительной мере "выживание" этих подразделений и объяснялось их высоким научным уровнем, что позволяло получать зарубежные гранты, т.е. деньги от международных фондов, поддерживающих фундаментальную науку.

     Необходимость избирательной поддержки наиболее сильных и дееспособных научных подразделений, по крайней мере, в наиболее современных областях науки диктуется также тем, что в приоритетные области науки на Западе (например, в молекулярную и клеточную биологию и биомедицину) вкладываются огромные средства. Бюджет только одного Национального Института Здоровья, поддерживающего эти разделы биологии в США, превышает 10 млрд. долларов. Для сравнения - весь бюджет Российской академии наук (по всем специальностям) составляет около 0,5 млрд. долларов. Поэтому многие наши ученые, которых готовят Институты РАН и лучшие ВУЗы страны, получив диплом кандидата или просто диплом об окончании МГУ, не видя дома возможности для эффективной работы и достойной жизни, навсегда уезжают за рубеж, прежде всего в США. Не говоря о финансовых потерях страны (средства, затраченные на их подготовку как специалистов) часто случается, что сделанные в России разработки переходят в собственность западных лабораторий и компаний. Сам по себе выезд на какой-то срок в зарубежную лабораторию очень полезен, но если это не сопровождается полной потерей сильного специалиста. Хотя наука интернациональна, но чтобы она сохранялась в стране, нужна преемственность, сохранение связи поколений, тех, кто учит работать и тех, кто ведет эксперимент.

     Чтобы как-то противостоять этой разрушительной тенденции два года назад Президиум РАН начал выделять некоторую сумму на фундаментальные программы, которые не размазывались тонким слоем по всем, а шли направленно в Институты, где данные проблемы разрабатывались на достаточно высоком уровне. Это была безусловно прогрессивная, но на мой взгляд, еще только полумера на пути возрождения науки. Во-первых, распределение денег между Институтами определялось довольно произвольно. Во-вторых, внутри Института, выделенные деньги полностью контролировались директором Института, что тоже, по мнению автора, совершенно неверно (хотя автор сам директор Института).

     Инициативной группой неравнодушных ученых РАН было предложено выделить деньги на определенные широкие программы, отвечающие главным мировым тенденциям в науке, но при этом увеличить ассигнования и распределять их не между Институтами, а между наиболее эффективными подразделениями Институтов. При этом предлагалось предоставить руководителям этих подразделений возможность расходовать эти средства как на избирательную выплату достаточно высоких зарплат, позволяющих удерживать в России талантливые кадры, так и на приобретение необходимого оборудования и материалов для проведения научной работы.

     Ключевым для успеха такой программы является принцип отбора тех подразделений, которые следует поддержать. В некоторых областях науки есть объективные критерии для такого отбора. Такими являются наукометрические параметры "импакт-фактор" (ИФ) журнала, где публикуется автор и "индекс цитирования" (ИЦ) работ этого автора. Одним из параметров оценки работы является то, насколько часто на нее потом ссылаются другие исследователи, т.е. насколько существенный информационный след она оставила. Критерий этот далеко не абсолютный. Например, очень сильно цитируются обзорные статьи, которые сами по себе не являются творческим достижением. Однако с учетом разного рода факторов этот параметр играет важную роль при оценке работы, особенно в тех областях, где работает много исследователей и происходит быстрое развитие. С введением в наукометрию ИЦ оказалось, что разные журналы тоже сильно различаются по тому, сколь часто цитируются публикуемые ими статьи. Зависит это от тщательности отбора статей для журнала, отклонения всех сравнительно слабых работ или вообще от публикации только работ, стоящих на уровне открытия. Тогда появился второй параметр, ИФ, который показывает сколько раз за год будет в среднем цитироваться опубликованная в журнале статья, и возникла иерархия журналов. Чем выше ИФ журнала, тем труднее в нем опубликоваться и тем более ценится работа, опубликованная в таком журнале. Опять-таки, эта система порождает массу несправедливостей, но ничего лучшего для оценки фундаментальных работ, кроме ИФ и ИЦ не придумано. Общий суммарный ИФ работ, опубликованных, скажем, за последние 5 лет служит неплохим показателем продуктивности ученого. По этим и целому ряду других объективных критериев можно отобрать наиболее сильные и эффективно работающие лаборатории.

     Предложенная программа была активно поддержана Президентом РАН академиком Ю.С. Осиповым и Первым вице-президентом академиком Г.А. Месяцем. Однако далеко не во всех областях науки она понравилась научным лидерам, причем на это имелись веские основания. Так, целый ряд работ в определенных областях науки не публикуется, ибо они носят закрытый характер. В других случаях, решающая роль принадлежит созданию супер-установок и роль индивидуальных ученых снижается. В определенных случаях решающая роль может принадлежать не лаборатории, а Институту в целом.

     Классическим примером области науки, где пока ведущая роль принадлежит относительно небольшим научным коллективам и где выше приведенные параметры объективной оценки можно использовать, является молекулярная и клеточная биология, генетика и биомедицина, которые в нашей стране часто определяют термином "физико-химическая биология" (ФХБ).

     Именно в этой важнейшей области современной науки XXI века и было решено провести эксперимент по поддержке исследований в наиболее сильных подразделениях Институтов РАН. Следует подчеркнуть, что на Западе на ФХБ тратится от 40 до 70% всех средств, отпускаемых на фундаментальную науку. В нашей стране эта цифра несравненно ниже, что отчасти связано со сравнительно небольшим числом оставшихся сильных научных групп и массовым отъездом за рубеж специалистов в этой области. Среди ведущих ученых секции физико-химической биологии Отделения биологических наук РАН было принято решение отказаться от раздробленности ежегодных фундаментальных программ Президиума и направить все деньги на одну программу "Физико-химическая биология", создаваемую на конкурсной основе. Президиум РАН поддержал эту инициативу, выделив на поддержку программы 150 млн. руб. Это относительно небольшая сумма, равная примерно 1% бюджета РАН, но она выше, чем суммы, выделяемые по индивидуальным программам фундаментальных исследований в других областях науки.

     Была создана Экспертная комиссия (ЭК) в составе семи академиков: В.Т. Иванова, Н.Н. Никольского, Р.В. Петрова, Е.Д. Свердлова, А.С. Спирина, В.А. Шувалова и автора этих строк, на которого возложены функции председателя. ЭК разработала правила, по которым должен вестись отбор подразделений на получение крупных грантов. Прежде всего, мы разделили гранты на поддержку (1) чисто фундаментальных исследований, где в основе лежит познание новых законов природы без явно ожидаемого прикладного результата; (2) фундаментальных социально-ориентированных исследований, которые тоже направлены на познание законов природы, сочетаясь при этом с явной ориентацией на решение крупных практических задач; (3) гранты на создание новых научных групп, в том числе и для наших соотечественников, успешно работающих за границей, если они решат вернуться в Россию. Предполагалось, что будет выдано по 15 грантов 1-ой и 2-ой группы размером в 4 млн. руб. в год на 5 лет и 10 грантов на создание новых групп по 2 млн. руб. для сравнительно молодых сотрудников (до 45 лет) сроком на 3 года.

     Далее были определены критерии, по которым будет вестись отбор, и объявлен конкурс среди сотрудников Отделения биологических наук РАН. Вначале конкурс объявили только среди Институтов секции ФХБ (так как другие секции сохранили свои программы), но позднее он был открыт и для других секций Отделения. Поскольку средства выделялись только из бюджета РАН, то и право подавать заявки имели только те руководители подразделений, основным местом работы которых являлся институт РАН. Заявки от лиц, имеющих основным местом работы ВУЗ или Институт другой Академии, автоматически отклонялись.

     Учитывая серьезные потери многих подразделений в прошедшие годы, было разрешено в рамках одного Института подавать заявки от Временного научного коллектива (ВНК), состоящего не более чем из 10-ти человек, утвержденного директором Института. Хотя входящие в ВНК лица могли исходно принадлежать к разным подразделениям, их должны были объединять общая тематика и совместные публикации.

     ЭК решила, чтобы первой ступенью отбора явилось утверждение заявок Учеными советами Институтов, что должно было снять с конкурса подразделения, лишенные шансов на успех, облегчив тем самым работу ЭК. В большинстве случаев так оно и произошло, но известен, по крайней мере, один случай, когда Ученый совет снял и не допустил на конкурс сильные лаборатории. Поэтому решение ЭК можно считать ошибочным, и в будущем Ученому совету следует оставить только право утверждать заявки на новые группы, так как в этом случае Институт берет на себя определенные обязательства по изменению общей структуры. Были и некоторые другие ошибки. Так, рассылка объявлений о конкурсе по Институтам в некоторых случаях привела к плохой информации сотрудников о конкурсе, хотя она была отправлена в адрес Институтов РАН в печатном виде (почтой) и в электронной версии (на сайты Институтов). Не было четкого алгоритма для информации российских ученых за рубежом, хотя, вообще говоря, первой задачей образования новых групп была поддержка молодых ученых внутри страны.

     Тем не менее, основным фактором подачи сравнительно небольшого числа заявок явилось то, что в объявлении были четко прописаны высокие требования, предъявляемые к возможным победителям. "Конкурс" по разным группам составлял от 1,5 до 3-х заявок на одно место. Следует отметить, что ЭК постаралась сделать заявки максимально простыми для заполнения без ненужной их бюрократизации, на что обращали внимание многие участники конкурса.

     Одним из главных показателей была продуктивность подразделения за последние 5 лет, нашедшая выражение в публикациях в рецензируемых журналах. Для этого авторы заявок прикладывали ксероксы первых страниц публикаций в международных журналах всех членов коллектива. На их основании были просчитаны величины суммарного ИФ всех статей, опубликованных в международных журналах за последние 5 лет. При подсчете ИФ особое внимание было уделено тому, чтобы название Института РАН обязательно стояло в заглавии статьи. В противном случае работа автоматически выбраковывалась. Для того чтобы ИФ засчитывался в полном объеме, было необходимо, чтобы первую (главный исполнитель работы) или последнюю позицию (основной руководитель) занимал член российского подразделения, а титул российского Института стоял на первом месте (признание его ведущей роли). Если не соблюдалось последнее условие, снималась 3/4 ИФ. Если российский автор был вторым или предпоследним, то снималась 1/2 ИФ. Наконец, если российский автор находился на других позициях в списке, ИФ снижался в 4 раза. Суммарный ИФ был одним из главных критериев продуктивности лаборатории за последние 5 лет (1998-2002 гг.). Были использованы базы данных ежегодно издаваемые за рубежом для оценки ИФ журналов по всем отраслям фундаментальной науки.

     На втором месте по значимости при отборе проектов принимался во внимание суммарный ИФ пяти лучших ранних работ подразделения и ИЦ ведущих сотрудников последнего. Могло случиться, что недостаточная продуктивность за последние 5 лет связана со случайными факторами. ИЦ определяли для руководителя и ведущих сотрудников подразделения за последние 10 лет и число их работ, цитировавшихся за это время более 40 раз. Таким образом, учитывались и более ранние работы коллектива. Недостатком этого подхода в данном конкурсе было то, что при расчете ИЦ не учитывалась роль российского автора в проделанной работе (как это делалось при расчете ИФ). Поэтому значение данного параметра было не основным для отбора проекта.

     Следующими по значению факторами являлись знаки признания коллектива, как российским научным сообществом, так и особенно мировым. Сюда входили членство в Академиях, Российской и зарубежных, и основные премии (Ленинские, Государственные, премии СовМина или Правительства РФ, Главные премии МАИК "Наука", именные и международные премии). Столь же важным фактором считалась успешная работа коллектива по подготовке кадров, рост кадров, формальным признаком чего служило число защищенных за 5 лет докторских и кандидатских диссертаций, а также число публикаций в российских журналах.

     Наконец, принималось во внимание перспективность коллектива или процентное содержание в нем сотрудников в возрасте до 35 и до 45 лет. Кроме того, учитывалось наличие у членов коллектива монографий (особенно международных), учебников, обзорных глав в книгах, а также российских и международных патентов. Последнее играло большую роль при рассмотрении грантов второй группы (социально-ориентированные).

     Вся эта информация, сведенная в таблицы, ложилась на стол перед членами ЭК, которым оставалось при необходимости ее проверить и сделать соответствующие выводы, учитывая относительную важность каждого из перечисленных параметров.

     При анализе заявок второй группы добавился еще один важный критерий, оценка самого проекта. Для этого по 2-4 рецензента из числа ЭК или приглашенные со стороны специалисты внимательно знакомились с проектами и выставляли оценки масштабности проекта, его оригинальности, реалистичности, соотношения фундаментальной и практической компонент и соответствия проекта программе ФХБ. Оценка проекта для работ этой группы была столь же важна, как и показатель продуктивности подразделения.

     Примерно так же проходило обсуждение заявок на новые группы. Единственным исключением явились заявки от лиц, желающих вернуться из-за рубежа. От них требовался более высокий уровень публикаций, но зато не учитывалось участие в публикации российского Института.

     Из состава ЭК видно, что возможность какого-либо сговора исключалась: ее члены - абсолютно независимые и не связанные между собой личности с самостоятельной оценкой. Как правило, достигалось консенсусное единогласное решение, хотя в очень небольшом числе случаев пришлось прибегнуть к голосованию, проходившем иногда с перевесом лишь в один голос.

     Важным фактором явилось то, что оценку и рекомендации по заявкам членов ЭК давали не они сами, а члены Контрольного Совета (КС), куда входили академики из регионов или других академий России (например, РАМН), которые не могли получить гранты из фондов Центрального региона. Таким образом, исключается "конфликт интересов" и "келейность" решений.

     КС в настоящее время продолжает работать по части рассмотрения жалоб, поступающих от лиц, не выигравших грантов. Впервые конкретные результаты конкурса можно опротестовать через КС. Ни на одном конкурсе ранее такой практики не было.

     Наконец, кроме Институтов РАН Центрального региона России, для которых было выделено 150 млн. руб., меньшие суммы на программу ФХБ были выделены по региональным Отделениям РАН.

     Как протекала работа ЭК? Вначале рассматривали чисто фундаментальные работы, где, как уже отмечалось, велика роль прежних достижений лидера(ов) коллектива, а особенно за последние годы. Группа из 15 победителей выявилась здесь довольно легко. Интересно, что чем выше по первому параметру стояло подразделение, тем выше были в среднем и все остальные показатели. Так что особых сомнений у членов ЭК и КС не возникало, и большинство решений принималось единогласно. Однако после заполнения 15 мест оставалось еще несколько сильных групп, заслуживающих поддержки. Было решено использовать именно для этой группы заявок небольшой резерв и выделить еще несколько половинных грантов.

     Эта была наиболее трудная часть работы, и после долгих дискуссий были выделены еще 6 подразделений, подавших заявки по первому направлению. Тут уже в ряде случаев пришлось прибегать к голосованию. Тем не менее, при наличии средств следовало бы поддержать хотя бы половинными грантами еще порядка 8-10 подразделений.

     Сложнее обстояло дело с социально ориентированными работами, где ИФ большей части поданных на конкурс работ был ниже 40, но где особо учитывались дополнительные критерии для оценки важности проекта. Решению профинансировать несколько проектов при сравнительно низких ИФ за последние 5 лет способствовал не только суммарный высокий балл по другим параметрам, но и то, что эти проекты имели существенный научный задел по стволовым клеткам - одним из приоритетных направлений мировой и российской науки. В ряде других проектов при наличии неплохих дополнительных баллов были очень интересные и продвинутые идеи, что позволило профинансировать их в полном объеме. После этого остался ряд проектов, которые получили примерно равные суммарные оценки, но выбор среди них провести было необходимо. Чтобы поддержать больше важных работ ЭК решила ввести 7 половинных грантов и на основании голосования были отобраны победители по этому направлению. Особенно сложные дебаты возникали вокруг вопросов, можно ли считать некоторые проекты, поданные по второму направлению фундаментальными, а не чисто технологическими, и здесь голосование подчас оказывалось пограничным. Всего в этой группе по голосованию прошло 5 грантов (вместо двух по первой). Остальные гранты были присуждены единогласно.

     Как ни странно, число заявок на новые группы было невелико, возможно, из-за недостаточно хорошей информации. Поэтому все более-менее конкурентоспособные заявки на новые группы были удовлетворены. Три руководителя покидают свои позиции лидеров групп и даже профессоров в Базеле, Нью-Йорке и Берлине и начинают работать с новыми группами в России. В четвертую группу возвращается два успешно работающих за рубежом пост-дока. Таким образом, половину новых групп составляют "возвращенцы" с Запада, что говорит об успешности этой части эксперимента. Результат был бы, возможно, более хорошим, если бы была лучше проинформирована научная общественность.

Ниже приводится список руководителей подразделений, получивших гранты.

Результаты конкурса по ФХБ по Центральному региону
(приведены только фамилии руководителей заявок, выигравших гранты).

Группа 1. Фундаментальные проекты.
Полные гранты (4 млн. руб. в год.):
Арсеньев А.C.,
Гарбер М.Б.,
Гвоздев В.А.,
Георгиев П.Г.,
Гречкин А.Н.,
Иванов В.Т.,
Ильин Ю.В.,
Киселев Л.Л.,
Можаева Г.Н.,
Овчинников Л.П.,
Разин С.В.,
Свердлов Е.Д.,
Спирин А.С.,
Финкельштейн А.В.,
Шувалов В.А.


Половинные гранты (2 млн. руб. в год):
Бонч-Осмоловская Е.А.,
Гришин Е.В.,
Евгеньев М.Б.,
Курганов Б.И.,
Недоспасов С.А.,
Туроверов К.К.
(1,5 млн. руб. в год).

Группа 2. Фундаментальные социально-ориентированные проекты.
Полные гранты (4 млн. руб. в год.):
Георгиев Г.П.,
Иванов М.В.,
Капрельянц А.С.,
Кирпичников М.П.,
Корочкин Л.И.,
Лукьянов С.А.,
Мирзабеков А.Д.,
Мясоедов Н.Ф.,
Никольский Н.Н.,
Фесенко Е.Е.,
Хрущов Н.Г.,
Четверин А.Б.


Половинные гранты (2 млн. руб. в год):
Бовин Н.В.,
Деев С.М.,
Ларионов О.А.,
Лимборская С.А.,
Скрябин К.Г.,
Тарантул В.З.,
Чумаков М.П.


Группа 3. Новые группы.
Полные гранты (2 млн. руб. в год):
Белецкий И.П.,
Дедыш С.Н.,
Купраш Д.В.,
Неустроев К.Н.,
Петренко А.Г.,
Стрелков С.В.,
Тиллиб С.В.,
Шпаковский Г.В.,
Вахитова Ю.В.
(0,5 млн. руб. в год)

     Таким образом, общее число поддержанных подразделений, работающих в системе РАН - 49.

     После окончания Конкурса и уведомления о результатах всех его участников пришла лишь одна жалоба в КС от директора Института молекулярной биологии с просьбой заменить в списке победителей Чумакова П.М. на Макарова А.А. КС поддержал апелляцию, но окончательное решение принадлежит совместному заседанию КС и ЭК. Его организация требует определенного времени. В результате половинный грант должен получить либо Чумаков П.М., либо Макаров А.А.

     Хотелось бы отметить лидеров проектов, заявки которых вполне заслуживают сильной поддержки, но не попали в группы выигравших. Это Боронин А.М., Головлева Л.А., Долгов М.В., Зарайский А.Г., Каравайко Г.И., Костров С.В., Кочетков С.Н., Кузнецов В.В., Ланцов В.А., Липкин В.М., Лось Д.А., Магазаник Л.Г., Месянжинов В.В., Угрюмов М.В. и некоторые другие. Если конкурс на новые гранты по программе "Физико-химическая биология" будет продолжен в будущем году, то выше перечисленным лидерам научных коллективов следует, несомненно, повторить попытку получения гранта. Другой важнейшей задачей этого конкурса и его нового этапа хотелось бы видеть создание большего числа новых групп для возвращающейся в Россию научной молодежи.

Результаты конкурса по ФХБ по Сибирскому региону
(приведены только фамилии руководителей заявок, выигравших гранты).

     По просьбе Сибирского отделения РАН наша Экспертная комиссия провела конкурсный отбор заявок, поданных по программе ФХБ в Сибирском регионе. Хочется отметить, что поданные там заявки по всем параметрам ничем не уступали, а подчас и превосходили заявки из Центрального региона. Экспертная комиссия распределила в соответствии с критериями места среди поданных на конкурс заявок, а финансирование их осуществил Президиум СО РАН.

     Приводим результаты конкурса по Сибирскому региону (все заявки поданы по первому направлению).

     Полный грант (3 млн. руб. в год):
     Власов В.В.,
     Жимулев И.Ф.

     Половинный грант (1,5 млн. руб. в год):
     Грачев М.А.,
     Колчанов Н.А.,
     Невинский Г.А.

     Дополнительные гранты (1 млн. руб. в год):
     Гительзон И.И.,
     Закиян С.М.

     Грант на новую группу (1 млн. руб. в год):
     Пышный Д. В.

     Кроме того, Сибирское отделение поддержало в меньших объемах не прошедших конкурс Графодатского А.С., Дыгало Н.Н., Сукерника Р.И.

     Таким образом, на сегодняшний день возможность работать на существенно лучшем уровне и удерживать сильную молодежь получили уже 57 подразделений РАН, что, как можно надеяться, внесет качественные перемены в ситуацию на этом важнейшем направлении российской науки. Еще не завершен конкурс по Дальневосточному отделению РАН, результаты которого будут объявлены дополнительно.


Информация по всем заявкам, поданным на конкурс.

     В файле table.doc представлены данные в виде таблицы по всем заявкам, поданным на конкурс. В этой таблице сведена информация, которая использовалась экспертной комиссией в своей работе: публикации лаборатории, импакт факторы, индексы цитирования и.т.д. В конце таблицы имеется список используемых сокращений.






"Практическая Молекулярная Биология" 2000-2005
http://molbiol.edu.ru


Rambler's Top100